Верховный суд расширил возможности судебной неустойки

Застройщик много лет не мог провести инженерные коммуникации к коттеджному поселку, несмотря на решение суда, что он должен это сделать. Отчаявшиеся жители потребовали установить штрафную сумму за каждый день неисполнения судебного акта. Апелляция им отказала, потому что договоры на коммуникации были заключены в 2010–2012 годах, а закон о судебной неустойке вступил в силу позже, в середине 2015-го.

Иногда застройщики не выполняют свои обязанности в срок: не передают ключи от квартиры, не прокладывают или не ремонтируют коммуникации и т. д. Тогда дольщики пишут претензии, где угрожают штрафными санкциями, иском или обращением в СМИ.

Поторопить застройщика можно через суд, это действенная мера. Эффект еще лучше, если истец требует одновременно установить судебную неустойку на случай неисполнения решения суда, утверждает Киракосян. Так называемый астрент налагается за каждый день невыполнения признанных судом требований, хотя может быть назначен и верхний предел. 

Договор тогда, астрент – сейчас

Недавнее решение Верховного суда, принятое в пользу дольщиков, вполне может оказать влияние на судебную практику. В деле № 37-КГ18-4 шесть жителей коттеджного поселка «Ново-Одинцово» в Орловской области требовали от застройщика ООО «Долина» провести к первой очереди поселка инженерные коммуникации (газопровод, водопровод, дорогу и т. п.). Договоры об этом были заключены в 2010–2012 годах, но так ничего и не сделано. В 2016 году суд принял решение о понуждении застройщика выполнить работы. Позже «Долина» добилась отсрочки до 31 августа 2017 года: компания заявила, что раньше проложить коммуникации не сможет.

Девелопер отложил исполнение судебного акта, когда узнал, что истцы попросили суд утвердить судебную неустойку на случай неисполнения судебного акта (п. 1 ст. 308.3 ГК).Первая инстанция присудила 5000 руб. ежемесячно каждому из истцов. Орловский областной суд отменил это решение, потому что п. 1 ст. 308.3 ГК, который дал возможность установить астрент, вступил в силу только 1 июня 2015 года. А договоры датируются 2010–2012 годами. В обоснование этого вывода облсуд также сослалась на разъяснения Пленума Верховного суда (п. 82, 83 постановления Пленума ВС от 24 марта 2016 г. № 7).

А затем дело попало в Верховный суд, который не согласился с такой точкой зрения. По его мнению, апелляция упустила из виду, что истцы просили установить неустойку на случай неисполнения решения суда, а не договора. Кроме того, ВС не оценивал, как астрент соотносится с отсрочкой решения суда, но апелляции при новом рассмотрении придется это сделать, обращает внимание Венера Плиева из юркомпании Митра.

Материал взят с официального сайта "Право.ру"